Интересный опыт: 4 месяца карантина с 2 маленькими детьми в Малайзии

На часах 6:30 утра, июль месяц, 2020 год. Нажимаю на педаль газа. Машина приятно ускоряется. Солнце щекочет мои губы и шею. За окном набегают волнами бескрайние поля подсолнухов, кукурузы и пшеницы. В голове раздается эхом песня Уляны Малыняк “Я живу у раю”. Мои глаза начинают сверкать. От слез. Внутренний голос кричит: «Аня, иди к черту. Что это такое? Слезы от украинских подсолнухов? Ты ж человек мира. Не обещаний, не печали, не сомнений. Забыла?»

Позади 8 месяцев нашей зимовки. В октябре месяце мы – двое взрослых с детьми (Любомир, 5 лет и Любава, 1 год) – полетели в теплые края и ,конечно, не подозревали, что впереди пандемия. Закрытие границ. Социальное дистанцирование. И мы застрянем в Малайзии. В самом начале мы решили переждать вспышку коронавируса в Малайзии, потому что там хорошая медицина, климат, свежие овощи и фрукты. Не придавали большого значения самой пандемии и не знали, чем все обернется для нас. В голове ярко вспыхивают воспоминания. Разные. Про некоторые хочется рассказать громко и в рупор, а что-то выбелить и вытереть.

 Моя исповедь 

16.03 премьер Малайзии оглашает про закрытие границ – пандемия во всем мире. В это время мы находимся в соседнем королевстве Бруней. Того дня мы должны б были переехать автобусом до города Кучинг в Восточной Малайзии, на острове Борнео, столица провинции Саравак. А там нас ждал авиаперелет до Таиланда, на остров Панган. Такой желанный и долгожданный – с последнего свидания у нас прошло 10 лет.   

Понимая, что Таиланд нам помахал белым платочком и шмыгая носом, вытирал слезу,  17.03 мы отплываем последним паромом из Брунея и возвращаемся в город Кота-Кинабалу, остров Борнео, провинция Сабах. Возвращаемся в дом, который покинули 4 дня назад. А там нас ждет хозяйка Джеки и 4 месяца жизни в полной изоляции.

18.03 Малайзия полностью закрывает свои границы. Передвигаться в середине страны, пересекая провинции – табу. Маски. Социальное дистанцирование и полное непонимание, что и как дальше. Образовательные учреждения, большинство предприятий, торговые центры, мечети, детские площадки, кафе, рестораны и уличная еда – все закрывается, ограждается красными лентами, вводится комендантское время, после 20:00 все должны быть дома. Скопление людей в закрытом пространстве не больше 10 человек. Передвигаться можно в пределах 10 км – до супермаркета и аптеки. Кроме полиции, на улицу выводят армию.

Штраф за неповиновение – €200 или в тюрьму. Вот реальная история: за решетку попала компания из 12 людей, которые решили громко отпраздновать день рождение своего друга. Судья вместо штрафа вынесла приговор: «Вымыть все общественные туалеты в городе. Обратный иск не возможен. Решение суда к немедленному выполнению». 

Одним словом, сознательности и законопослушания у малайцев не занимать. Никто по улицам не шастал, на дорогах в основном машины спецназначения: такси, полиция, скорая помощь и  т.д. До банкоматов порой были очереди и это нас напрягало. Снимали наличку и хранили деньги, так как не знали, что будет дальше. В целом панику не ощущали. Все в масках, некоторые и в резиновых перчатках. В общественных местах расставлены санитайзеры для рук. В супермаркетах люди активно покупали рис, лапшу, печенье и яйца. Когда мы смотрели в соцсетях, как гуляет Украина, жарит шашлыки и другое, думали: «Это по-нашему, не сдаваться, не грустить и ни про что не сожалеть». 

Чем мы занимались в полной изоляции?

У нас был хороший и просторный дом с участком в 10 соток, но по факту мы пользовались только 2 сотками: дом, вокруг дома, веранда и протоптанная трава до забора и назад.

Раз в неделю, обычно, по пятницам, я ходила пешком в большой супермаркет. Дистанция в одну сторону где-то 3 км. Всего шесть километров. Там покупала все необходимое на неделю. Самый большой фокус на овощи и фрукты. Потом бобовые, каши, яйца и кокосовые сливки. Мясо и рыбу мы практически не употребляли.

В супермаркете был огромный стенд с разными суперфудами, многое из чего мне было неизвестно: гречишный чай, моринга, топиоковый крахмал, псилиум, крупы сорго, сага и тому подобное. Все стоило довольно адекватных денег в сравнении с украинскими ценами. Я любила изучать, пробовать и внедрять в наш рацион. Это было для меня большим развлечением и я всегда с нетерпением ждала пятницу, чтоб вырваться с дома и побыть в одиночестве. Я научилась готовить вкусные супы по-азиатски, используя банановые цветы, свежий корень куркумы, сыр тофу и проростки маша.

Благодаря карантину и Малайзии наше питание поднялось на одну ступень выше. Мы всегда с мужем осознанно подходили к пище. Вадик до встречи со мной практиковал сыроедение, я же была комсомолка, отличница и просто красавица  Сидя взаперти и имея под боком хороший маркет, а на кухне блендер и духовку, начали по утрам пить смузи, готовить сыроедческие десерты, выпекать хлеб на ржаной закваске и внедрять в жизнь безглютеновое питание по книге Дэвида Перлмуттера “Еда и мозг”. Как оказалось, жить без молочки, кофе и других привычных продуктов можно и даже нужно. Главное без перекосов и слушать свой организм, но чтоб его услышать надо хорошенько очиститься. 

Муж отрастил бороду, как у церковного попа, подлатал козырек на веранде, выложил с камня дорожку, рассадил цветы и занялся огородом. Мы вырастили огурцы и успели их попробовать, а еще помидоры, тыкву, папайю и авокадо. Несколько раз собрали урожай бананов, которые росли позади нашего дома. Более вкусных бананов мы в жизни не ели!

Бананы срезаются обычно недоспевшими, так как птицы быстро склевывают.

Сын осознал, что у него есть сестра и с ней можно бегать, смеяться и играть в прятки. Если б не карантин, даже не знаю, сблизились бы они так сильно. 

Что касается меня, то я выматывала себя спортом, занялась медитацией по Джо Диспензо, прослушала две аудиокниги Фабер Мазлиш “Как говорить, чтоб дети слушали, и как слушать, чтоб дети говорили”, а также “Братья и сестры. Как помочь вашим детям жить дружно” и начала практиковать голодание на воде по книге Поля Брэгга “Чудо голодания”. 

У нас появились новые правила в семье. Раз в неделю, по воскресеньям, у сына был день вседозволенности: телевизор, планшет, любимая еда. Никаких ограничений. Но существовал и день ограничений – это вторник. В этот день мы с мужем пьем только воду, дети употребляют только живую пищу: свежие фрукты и овощи, сухофрукты, орехи. Вообщем, все то, что полезно и не надо готовить. И никаких телевизоров, гаджетов, интернета и музыки. Цель – убрать внешний шум, чтоб послушать себя и детей. Можем играть в настольные игры, футбол, рисовать, читать, смотреть на закат солнца и просто молчать.

Не скажу, что сын был в восторге от такого, но мы выдержали его двухнедельное нытье о том, что ему все скучно и бренно. Со временем он понял, что жизнь не сводится только к развлечениям и путешествиям. Он начал больше придумывать игр в пространстве, появились новые ролевые герои, а сестра время от времени превращалась в летающего дракона, проверяя на прочность его построенную крепость со стульев, стола и одеял.

Какое отношение малайцев к туристам?

Мы все думали, что не в лучшем месте зависли на карантин. Рядом полицейская академия, тюрьма и вонючая канализационная речка. Но мы были в окружении прекрасных людей! Мы жили на улице, где находилось 5 домов. Все местные. Все между собой родственники. Они взяли над нами покровительство.

Заходили в гости буквально через день, прихватив с собой мольберт с красками для мужа. Карандаши, машину-эскалатор и пазлы – для старшего сына. А дочери перепало разной одежды и обуви от соседних детей. Приносили фрукты, овощи и разные булочки, печенье и домашнее шоколадное брауни.

Адрианна и ее шоколадный брауни

А порой и целые кульки с едой, потому что соседи заметили, что мы 5 дней никуда не выходили. И никакие уговоры взять за все это деньги не проходили. Все отмахивались и говорили: “Не волнуйтесь, мы с вами, вы в безопасности, обращайтесь, если надо!”

Это капля в море того, что нам приносили

А еще хозяйка Джеки отменила оплату за дом. Последние два месяца мы платили только за интернет, воду и электроэнергию. На мой вопрос: “Почему она так решила?” Ответ был простой, но в самое сердце: “Знаю, что авиаперелеты сейчас очень дорогие. Поэтому я хочу, чтоб у вас была возможность собрать больше денег на дорогу домой”. Читала я это сообщение и плакала. Хочу оставить ссылку на ее ФБ-страницу, вдруг вы будете на Борнео – знайте, где живут хорошие люди. 

Наша Джеки

Я так благодарна, что Вселенная подарила нам этих людей, улицу, дом! В такие моменты понимаешь, что главное не ГДЕ, а С КЕМ. Конечно, нам хотелось быть ближе к своим родным и близким, но по ощущениям мы себя там чувствовали в большей безопасности. 

Было ли нам легко и беззаботно?

Та где там! Нас как будто закинули на необитаемый остров и не рассказали, как жить в куче с двумя детьми и в гармонии с мужем и женой. Были дни покоя, когда царили мир, терпение и мудрость. А были и моменты полного непонимания, почему мы тут и кто эти люди вокруг тебя. 

Одного дня муж рассердился на сына и ссора закончилась тем, что Любомир получил сильно ремнем по попе. Слезы. Истерика. Я кричала на мужа, Вадик на меня и сына. Отчаяние, злость и неприязнь заполнили всю меня. Муж стукнул дверью и закрылся в комнате на 6 дней. Дал слово не говорить, не есть и побыть наедине с собой. Самонаказание или самоочищение – я не знаю. Наверняка могу сказать, это всем пошло на пользу.

Я за неделю больше сблизилась с детьми, откровенно поговорила с сыном о случившемся. А муж за шесть дней не скажу, что изменился, но стал более спокойным и внимательным к детям и ко мне. Такая себе необратимая точка отсчета, где каждый сделал свои выводы. 

А потом, 25 марта свекор попадает в больницу с инсультом. Впадает в кому. И так все 37 дней. Все время мы верили, молились и мысленно с ним разговаривали. Первого мая отца не стало…

За это время мы пережили разное. Появились “доброжелательные” родственники, которые допытывались, почему мы там сидим. Все ж уже давно вернулись назад, кто хотел. А мы, наверное, не хочем и нам наплевать на больного отца. У них нам горе, а у нас тут кокосы и бананы.

Муж каждый день звонил маме и замкнулся в себе. Я начала вставать в 6:00 утра и меряла шагами дорожку за домом. 8 шагов туда, 8 шагов назад. Восемь долбаных шагов. И так целый час! Фитнес-браслет показывал, что я достигла цели – 10.000 шагов. Потом были ночные зажоры в виде печенья, кексов и другой дряни. На следующий день все сначала…

4.05 Малайзия ввела послабления карантина, но для нас ничего не изменилось. Хороших пляжей рядом не было, к ним надо добираться на лодке. Общественные парки закрыты. В большинство мест с детьми не зайдешь. А в кафе мы и подавно не ходили, ибо экономили деньги на обратные билеты в Украину.

Мы продолжали жить свою жизнь в доме на 10 сотках. Тут дочь сделала свои первые шаги и сказала Папа и Мама. Мы отпраздновали Пасху с домашним куличем, крашеными яйцами в куркуме и угостили своих соседей.

Встретили и провели Рамадан. Дети, а потом и муж, успели в полной самоизоляции переболеть ветрянкой. Тихонько отметить праздник урожая (Кааматан) в доме у наших соседей, полакомившись местной кухней. Мы с мужем научились ценить тут и сейчас, не строя планы на завтра. Разве что продолжали мечтать про наш дом на колесах и будущие путешествия.

Также одного дня я почувствовала на себе, что значит быть иностранцем в чужой стране. А когда планетой разгуливает вирус и всех охватывает страх, турист становится опасным чужаком. У нашей дочери Любавы воспалился лимфоузел под шеей. Без температуры, но сильно. Позвонили в свою страховую компанию PZU Украина. Там сказали: “Езжайте туда, платите за все сами, потом будем разбираться”. Медлить не было когда, поэтому муж с сыном остались дома, а я вызвала такси и поехала с дочерью в приватную клинику.

Главный вход закрыт. Все заявки принимаются на улице, под палящим солнцем. Два студента в медицинских скафандрах зарегистрировали мой запрос. И все б ничего, если б не один пункт: “Где вы были за последние 14 дней?” А мы как раз вернулись из Брунея. Начался допрос с пристрастием. Вышел главврач и очень властным тоном заявил: “Принимать вас отказываюсь. Вы белые туристы везде ездите, разносите вирус. Я не буду подвергать опасности своих специалистов. Езжайте в государственную клинику”. 

Все остальное – как в тумане. С ребенком на руках, в чужой стране. Я почувствовала себя маленькой беззащитной букашкой. Но в тоже время во мне проснулся животный инстинкт самосохранения. В мусульманской стране я определенно наговорила этому врачу много лишнего: про клятву Гиппократу, про врачебные принципы и обязательства и про то, что если б мы сейчас оказались в Украине, мой кулак давно бы зарядил ему в глаз. С гордостью развернулась и ушла. Поплакать за углом. 

Впереди был насыщенный день длинной в 7 часов. Три клиники, блокпосты, пояснительные, кто мы, куда и зачем. Потому что все подозреваются в коронавирусе, особенно белые туристы. Наконец-то 5-минутный осмотр у педиатра с выводом: “Жить будете, это всего лишь воспаление лимфоузла. Вот вам капельки. Идите с миром”. Выводы в тот день я сделала такие: 

  • медицина в Малайзии есть и она работает, по крайней мере в госучреждениях.
  • хорошие и плохие люди есть везде. 
  • английский язык надо знать.

Дома меня ждала семья, небезразличные соседи и папайя с ананасом. Но главное это осознание того, что свобода всегда с нами. Внутри каждого. Она не зависит от жизненных обстоятельств, авиаперелетов, новых эмоций и впечатлений. Свобода делает нас людьми: сильными, слабыми, искренними, лживыми.

*****

В марте я списалась через Фейсбук с Посольством Украины в Малайзии, потому что поняли, что наши визы заканчиваются, а карантин продолжается. Нам нужна была официальная информация и поддержка. Консул добавил через Telegram в группу МЗС “Захист” Малайзия, где насчитывалось примерно 100 людей. Группа делилась между собой разной информацией, но самая ценная – как вернуться домой. Посольство Украины в Малайзии официально заявило, что ради 100 людей никто организовывать чартер не будет, поэтому ищите варианты сами.

С июня Украина начала понемногу открывать авиасоединения, а с Малайзии появились два варианта: Qatar Airways через Доху в Копенгаген, а дальше Wizzair в Украину или Turkish Airlines с Куала-Лумпур до Стамбула, а дальше или паромом в Одессу или самолетом в Киев. Это были более-менее адекватные варианты по цене, так как до того момента стоимость авиабилетов в одну сторону на нашу семью добегала $3000-5000. Мы решили лететь Qatar Airways через Доху-Копенгаген, потому что это был самый дешевый вариант – $2000 на семью. Одолжили часть денег у моей подруги и купили билеты. 

В июле мы вернулись в Украину. Летели назад 48 часов. Маршрут был рискованный и сложный. До последнего не знали пустят нас в самолет или нет, так как транзит был через Копенгаген, а с Европой все сложно. У каждой страны свои правила. У каждой авиакомпании свои правила и требования. Благодарим Посольство Украины в Дании за документальную поддержку и особенно консулу Максименко Виталию за обратную связь 24/7.

Детально про наш квест по возвращению домой можно прочитать на нашей странице в Фейсбуке:

Багаж мы свой потеряли во время транзита в Копенгагене, но не сильно расстроились. С мужем подумали, если наш туристический рюкзак Deuter весом 28 кг не найдется, значит это наша плата за возвращение на родину здоровыми и целыми. Но его нашли и вернули, а мы понемногу входим в свой ритм. Теперь вся это история кажется сном. А мы вроде никуда и не летали, но это только “вроде”. Мы стали другими, мир поменялся, но во все этом всегда есть постоянная единица – это МЫ. 

Про наш карантин в Малайзии, на острове Борнео

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *